Банковское право зарубежных стран

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 30 Января 2013 в 11:44, контрольная работа

Описание

Договор банковского вклада (депозита) появился еще во времена римского права, когда потребность граждан хранить свои деньги в надежном месте, не опасаясь их разграбления или похищения, вызвала появление особых образований, которые создавались лицами, занимавшимися разменом денег (менялами), и в рамках которых указанные лица принимали на себя солидарную ответственность, что и побуждало граждан отдавать им свои деньги на хранение.

Содержание

Введение 3
1. История происхождения и развития договора банковского вклада 4
2. Договор банковского вклада в зарубежном законодательстве 9
Заключение 14
Список использованной литературы 15

Работа состоит из  1 файл

Контр. работа по БП зарубежных стран.doc

— 82.00 Кб (Скачать документ)



Федеральное агентство  по образованию

Государственное образовательное  учреждение высшего профессионального  образования

Российский государственный  гуманитарный университет

Институт экономики, управления и  права 

 

Юридический факультет

Кафедра частного права

 

 

 

 

ТИШКИНА ОЛЬГА  ВИКТОРОВНА

 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ДИСЦИПЛИНЕ «БАНКОВСКОЕ  ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН»

на тему:

«ДОГОВОР БАНКОВСКОГО ВКЛАДА В ЗАРУБЕЖНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ» 

студента 3 года обучения (3-летнего срока обучения)

 

Научный руководитель: преп.,

Антонова Е.В.

 

Москва, 2007

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение           3

1. История  происхождения и развития договора  банковского вклада 4

2. Договор  банковского вклада в зарубежном  законодательстве           9

Заключение                 14

Список  использованной литературы             15

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Договор банковского  вклада (депозита) появился еще во времена  римского права, когда потребность  граждан хранить свои деньги в  надежном месте, не опасаясь их разграбления или похищения, вызвала появление особых образований, которые создавались лицами, занимавшимися разменом денег (менялами), и в рамках которых указанные лица принимали на себя солидарную ответственность, что и побуждало граждан отдавать им свои деньги на хранение. Изначально отношения между банком и его клиентами (вкладчиками) строились по модели договора поклажи, когда банк оказывал возмездную услугу своим вкладчикам по хранению их денег, к которой позже добавилась услуга по осуществлению расчетов между клиентами соответствующего банка. В течение длительного исторического периода вплоть до того момента, когда банки стали привлекать денежные средства вкладчиков в целях последующего кредитования участников имущественного оборота (XVII в.), договор банковского вклада сохранял все черты договора иррегулярной поклажи.

Вместе с тем как  только деятельность по кредитованию участников имущественного оборота  стала неотъемлемой частью банковской деятельности, правовая природа договора банковского вклада существенным образом  изменилась, а сам договор приобрел известный нам современный облик. Договор банковского вклада превратился в средство удовлетворения потребностей банков в наличных кредитных ресурсах, приобретаемых путем привлечения денежных средств вкладчиков под выплату банками процентов на вклады. Указанные проценты являлись в определенном смысле платой банков вкладчикам за предоставляемое им право распоряжения привлеченными (чужими) денежными средствами.

В данной работе рассмотрены  такие вопросы, как история происхождения, а так же развитие договора банковского вклада в зарубежном законодательстве.

 

1. ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

И РАЗВИТИЯ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО ВКЛАДА

Термин «депозит», используемый законодателем для обозначения договора банковского вклада (в качестве синонима последнего), указывает нам на первоначальный источник происхождения данного договора. Многие правоведы (как отечественные, так и зарубежные), исследовавшие римское право, в разные годы неоднократно подчеркивали, что в римском праве деньги могли служить объектом договора хранения (поклажи) - depositum.

Например, И.А. Покровский указывал: «Depositum - поклажа - есть договор, в силу которого одно лицо (deponens, депонент) передает другому (depositarius, депозитарий) вещь на сохранение. Объектом depositum в истинном смысле может быть только вещь индивидуально определенная. Правда, бывают случаи, когда отдаются на сохранение и вещи родовые (например, такая-то сумма денег), с тем чтобы потом были возвращены не те же самые вещи, а tantundem ejusdem generic, но тогда мы имеем так наз. depositum irregulare - договор, приближающийся уже по существу к займу (ибо и здесь вещи переходят в собственность того, кому даются на сохранение)»1.

Чезаре Санфилиппо, выделяя иррегулярную поклажу в особую форму поклажи (наряду с «бедственной поклажей» и «секвестром»), подчеркивает, что указанная особая форма поклажи применялась «к сумме денег, отданной на хранение с той оговоркой, что депозитарий может ими воспользоваться (их потребив) и возвратить tantundem (например, банковский депозит). В сущности, это заем, и таким он виделся классическим юристам»2.

Аналогичную трактовку соответствующим  положениям римского права дал современный  исследователь Д.В. Дождев, который  писал: «Если объектом поклажи были опечатанные деньги (pecunia obsignata) и поклажеприниматель впал в просрочку, на капитал начислялись проценты. Если же собственник дозволит поклажепринимателю пользоваться деньгами, отношение переходит в заем, как только депонент воспользуется и тем самым овладеет ими... Эту ситуацию интерпретаторы назвали depositum irregulare»3.

Некоторым своеобразием (относительно соотношения договоров иррегулярной поклажи и займа в римском  праве) отличаются выводы, сделанные  И.Б. Новицким. Он также отмечал, что  в случае иррегулярной поклажи, когда  поклажепринимателю отдавались на хранение заменимые вещи без какого-либо их обособления в некоторое целое, которые в результате их смешения с однородными вещами поклажепринимателя становились предметом права собственности последнего, на поклажепринимателя возлагалась обязанность возвратить не те же самые вещи, какие были получены, а только такое же количество вещей такого же рода, какие были получены. В связи с этим И.Б. Новицкий констатировал, что договор иррегулярной поклажи имеет много общего с договором займа, но вместе с тем он указывал: «При всем этом внешнем сходстве контрактов depositum irregulare и mutuum между тем и другим контрактом остается существенная разница. Цель договора займа заключается в том, чтобы удовлетворить хозяйственную потребность заемщика, т.е. лица, получающего деньги или иные заменимые вещи. При иррегулярной поклаже хозяйственное назначение и цель договора - прямо противоположны: услугу оказывает принимающий деньги или иные заменимые вещи»4. Более того, И.Б. Новицкий обращал внимание и на обнаруженные им отличия в правовом регулировании названных контрактов. Он писал: «Выделение depositum irregulare в особую разновидность сделки, отличную от займа, сказывалось в некоторых специальных нормах римского права. Так, проценты, установленные не в форме стипуляции, а неформальным соглашением, а также проценты за просрочку могли взыскиваться только при depositum irregulare, но не при займе... Другое различие в регламентации: присуждение по action depositi directa при depositum irregulare, как и при обыкновенном depositum, сопровождалось для ответчика бесчестьем (infamia); при mutuum этого последствия не было (применялась лишь sponsio tertiae parties, стипуляционное обязательство уплатить третью часть суммы займа, как бы в виде неустойки)»5.

Именно потребностью граждан хранить свои деньги в надежном месте, не опасаясь их разграбления или похищения, обычно объясняют появление особых образований, создаваемых лицами, занимавшимися разменом денег на улицах и площадях Рима, - argentarii, которые имели свои торговые заведения, вели особые книги для записи вкладов и сумм, выдаваемых в качестве займа, а также осуществляли зачет взаимных долгов между своими клиентами (в Древней Греции аналогичную роль играли храмы).

В средние века хранение денег вкладчиков составляло одну из трех основных функций банков (наряду с разменом денег и осуществлением расчетов между клиентами банка). Процесс появления банков, осуществляющих три названные функции, описывается Г.Ф. Шершеневичем следующим образом: «Соединение менял в союзы и принятие ими на себя солидарной ответственности побуждали частных лиц отдавать им свои деньги на хранение. Конечно, это было выгодно для вкладчиков, и потому банкиры не только ничего не платили по вкладам, но еще взимали некоторую плату за хранение. Если двое лиц имели свои вклады у одного и того же банкира, то при необходимости взаимного расчета представлялось излишним, чтобы один брал у банкира свои деньги и платил другому, который сейчас же внесет их тому же банкиру. Банкиры взяли на себя, за особое вознаграждение, производство расчетов между своими клиентами. Сначала по словесному приказу, требовавшему личной явки обоих клиентов, а потом по письменному приказу банкир переносил соответствующую сумму со счета одного в счет другого. Эта операция носила название «жиро». Такой характер уже носило банкирское учреждение, основанное в 1171 году в Венеции6».

Следовательно, изначально отношения  между банком и его клиентами (вкладчиками) строились по модели договора поклажи, когда банк оказывал возмездную услугу своим вкладчикам по хранению их денег, к которой позже добавилась услуга по осуществлению расчетов между клиентами соответствующего банка. По свидетельству Г.Ф. Шершеневича, превращение банков «из чисто депозитного и кассового учреждения... в кредитные установления», когда деньги стали отдаваться банками в кредит под проценты, а чтобы «приобрести для этого большие средства, банки стали сами платить проценты по вкладам», произошло «в голландский период развития банкового дела, который открылся учреждением Амстердамского Банка в 1609 году»7. И только с этого момента можно говорить о банке как о посреднике в кредите, который, с одной стороны, привлекает денежные средства физических лиц и организаций на счета и во вклады, а с другой - размещает привлеченные средства путем выдачи кредитов в целях извлечения прибыли.

Таким образом, в течение длительного  исторического периода вплоть до того момента, когда банки стали  привлекать денежные средства вкладчиков в целях последующего кредитования участников имущественного оборота, договор  банковского вклада сохранял все черты договора иррегулярной поклажи (римского depositum irregulare), цель которого состояла скорее в удовлетворении интересов вкладчиков, состоявших в обеспечении безопасного хранения денег, нежели потребностей банков, выступавших в роли поклажепринимателей, оказывающих вкладчикам услугу по хранению их денежных средств.

Вместе с тем как только деятельность по кредитованию участников имущественного оборота стала неотъемлемой частью банковской деятельности, правовая природа  договора банковского вклада существенным образом изменилась: указанный договор превратился в средство удовлетворения потребностей банков в наличных кредитных ресурсах, приобретаемых путем привлечения денежных средств вкладчиков. Бесспорным доказательством использования банками договора банковского вклада в названных целях служит придание этому договору возмездного характера: банки стали выплачивать вкладчикам проценты на их вклады, стимулируя тем самым процесс привлечения денежных средств во вклады. Указанные проценты являлись в определенном смысле платой банков вкладчикам за предоставляемое им право распоряжения привлеченными (чужими) денежными средствами. В этой части правоотношение, складывающееся между банком и вкладчиком, практически идентично договору займа (но не исчерпывается последним).

Что касается правового  положения вкладчика в договоре банковского вклада, то с момента, когда банки стали использовать привлеченные во вклады денежные средства в качестве собственных кредитных  ресурсов и выплачивать вкладчикам проценты за пользование их денежными средствами, оно более не могло ограничиваться статусом поклажедателя, озабоченного лишь необходимостью безопасного хранения денежных средств, передаваемых банку. Вступая в договорные отношения с банком, вкладчик рассчитывал не только на возможность возврата банком соответствующей денежной суммы по его требованию, но и на получение определенного прироста денежного капитала в связи с его использованием банком в имущественном обороте (в качестве кредитных ресурсов). С этой точки зрения положение вкладчика в договоре банковского вклада скорее напоминало положение займодавца по договору денежного займа, нежели положение поклажедателя по договору хранения.

 

2. ДОГОВОР БАНКОВСКОГО  ВКЛАДА В ЗАРУБЕЖНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

В свое время М.М. Агарков отмечал, что «европейское торговое право не знает систематического законодательного регулирования банковых операций... Торговые кодексы относят банковые операции к числу торговых сделок, но не останавливаются специально на их регулировании»8. В то же время М.М. Агарков указывал: «Отсутствие норм, специально регулирующих банковые операции, конечно, совершенно не означает, что они вообще не урегулированы законом. Они подлежат действию общих норм гражданского права и других законов - вексельных, чековых и т.д.»9.

Действительно, в гражданских  кодексах, явившихся результатом  современных кодификаций гражданского права10, невозможно обнаружить нормы, которые регулировали бы отношения по договору банковского вклада (депозита) (например: в Гражданском кодексе Нидерландов. Кн. 2, 3, 5 - 7. Лейден, 1996; Гражданском кодексе Квебека. М., 1999)

Даже при внесении в текст Гражданского уложения Германии многочисленных новых правил, связанных  с реформой обязательственного права, в их число не вошли нормы, которые регулировали бы договор банковского вклада. Правда, в тексте Гражданского уложения появились нормы о договорах о ведении дела, о денежном переводе и о договоре расчетного счета, направленные в том числе и на регулирование отношений, складывающихся между банками и их клиентами. Однако указанные дополнения объясняются скорее необходимостью адаптации в германском законодательстве положений европейского права об обеспечении денежных переводов, а также о защите прав потребителей, нежели стремлением законодателя урегулировать собственно отношения, складывающиеся между банками и вкладчиками. Об этом свидетельствует, в частности, определение договора расчетного счета, содержащееся в § 676 Гражданского уложения Германии, согласно которому по договору расчетного счета кредитное учреждение обязуется открыть клиенту счет, зачислять на счет поступления и производить списания со счета во исполнение заключенных договоров о денежном переводе; кредитное учреждение обязано сообщать клиенту полученные сведения о личности плательщика и о цели использования средств. В то же время в Гражданском уложении, как и прежде, отсутствуют правила, направленные на регулирование договора об открытии сберегательного счета (который в большей степени сходен с договором банковского счета (депозита) по российскому законодательству), хотя указанный договор упоминается в ст. 232 Вводного закона к Гражданскому уложению Германии.

Несмотря на то что  законодатели многих европейских государств не посчитали нужным включать нормы  о договоре банковского вклада (депозита) в кодифицированные акты гражданского законодательства, данный договор конечно же не остался вне зоны правового регулирования. По общему правилу отношения, вытекающие из договора денежного депозита, составляют предмет специального законодательства, действующего в сфере банковской деятельности.

Как отмечают российские исследователи зарубежных законодательств (в качестве обобщенного вывода), основными из числа пассивных  операций зарубежных банков являются «депозитные операции - операции по приему вкладов у клиентов. Вклады бывают срочные и бессрочные. По срочному вкладу клиент имеет право востребовать деньги не ранее обусловленного срока, а банк обязан возвратить деньги в указанный срок, в то время как бессрочные вклады могут быть получены в любое время и в любой сумме в пределах внесенного вклада»11.

В Германии также действует  целый ряд законодательных актов  в сфере банковской деятельности: Закон о Немецком федеральном  банке 1957 г., Закон о кредитном  деле 1976 г. (в редакции 1985 г.), Закон  о Немецком кооперативном банке 1975 г., Закон о Немецком компенсационном банке 1986 г. и некоторые другие, согласно которым депозитные сделки банков, направленные на аккумулирование денежных средств вкладчиков, являются наиболее распространенным типом банковских сделок. По поручению своих клиентов банки производят операции по оплате счетов и взиманию в их пользу долгов в системе наличного и безналичного платежного оборота. Согласно § 3 Закона о кредитном деле банкам запрещено совершать сделки по вкладам, если круг вкладчиков состоит преимущественно из собственных работников, и при этом не совершаются иные банковские сделки, которые превышают объем сделок по вкладам. Запрещен также прием вкладов, если большая часть вкладчиков претендует на то, чтобы из этих средств им был предоставлен заем или предоставлялась бы возможность приобретения имущества в кредит. Совершение кредитных или денежных сделок, затрудняющих распоряжение кредитом или вкладом путем изъятия средств наличными, не допускается12.

Информация о работе Банковское право зарубежных стран